четверг, 24 марта 2016 г.

Почему профессиональные ассоциации не должны оказывать услуг по профилю деятельности своих членов?

Вопрос это не новый. В нашем регионе мы обсуждали его еще в 2000 году, когда создавали Международную сеть «Оценка программ». В сентябре 2012 я уже и здесь об этом писал. Самые недавние дискуссии по этому поводу, в которых мне пришлось принимать участие, состоялись в начале марта в Алматы на встрече Евразийского альянса национальных ассоциаций в сфере оценки.
Сегодня пришло письмо от моего коллеги Пабло Родригеса-Билелла (Pablo Rodriguez-Bilella), специалиста по оценке программ, исследователя и профессора социальной антропологии из Аргентины. Пабло откликается на переписку президента Международной организации по сотрудничеству в сфере оценки Зиада Мусы и члена правления одной из национальных ассоциаций. Последний обратился к лидерам национальных ассоциаций в сфере оценки со следующим вопросом: есть ли в уставах их ассоциаций положение о том, что их профессиональные объединения не могут действовать как консалтинговые компании и, в частности, принимать участие в тендерах на проведение оценки?
Во-первых, хотел бы сказать, в уставе Российской ассоциации специалистов по оценке программ и политик такое положение есть. Оно было и в уставе Международной сети «Оценка программ». Но раз вопрос возникает, я бы хотел еще раз дать на него развернутый ответ.
  1. Подобного рода деятельность не соответствует самой природе профессиональных ассоциаций. Совсем неслучайно ассоциации библиотекарей не выдают книги читателям, ассоциации хирургов не оперируют больных, а ассоциации пилотов гражданской авиации не осуществляют авиаперевозки пассажиров. Ассоциации – особые организации. Они делают вклад в развитие соответствующих профессий за счет объединения представителей этих профессий, что помогает им обмениваться информацией и учиться друг у друга; формировать стандарты профессиональной деятельности; действовать сообща в интересах своей профессии. Ассоциации ориентированы на обслуживание потребностей своих членов. Если угодно, клиентами ассоциации являются ее члены, а главным "стейкхолдером" - соответствующая профессия.
  2. Ассоциации и консалтинговые компании по-разному устроены как организации. Другими словами, если вы хотите быть эффективной профессиональной ассоциацией (см. п.1), организация строится по одним принципам, а если вы хотите зарабатывать деньги за счет оказания платных услуг, то по другим. Стратегия, структура, управление, внутренние процедуры, маркетинг, коммуникации, организационная культура ассоциаций и консалтинговых компаний отличаются принципиально. Совместить «два в одном» не получится. 
  3. Оказание ассоциацией услуг по профилю деятельности своих членов делает ассоциацию конкурентом для своих членов. Какой мне смысл быть членом организации, которая на рынке является моим конкурентом или конкурентом моей консалтинговой компании? Причем конкуренция не может быть в этом случае честной: имидж ассоциации серьезнее, чем имидж независимых консультантов или небольших консалтинговых групп. Когда члены ассоциации разберутся, что к чему, они уйдут. Люди, принадлежащие к той или иной профессии, не станут вступать в ассоциацию, которая является конкурентом для них и их организаций. Таким образом, ассоциация потеряет привлекательность для имеющихся и потенциальных членов, она не сможет сделать главного: объединить профессионалов. В этом случае она попросту станет еще одной консалтинговой компанией с некорректным названием (если слово «ассоциация» в названии сохранится). Сторонники совмещения консалтингового бизнеса и профессиональной ассоциации иногда говорят, что ассоциация состоит из физических лиц, а потому не может конкурировать со своими членами, оказывая консалтинговые услуги как юридическое лицо. Мне кажется, что этот аргумент не выдерживает никакой критики. Даже не стану писать об этом сейчас. Если будут вопросы, готов подробно ответить. 
  4. Оказание ассоциацией услуг по профилю деятельности своих членов чревато конфликтами внутри самой ассоциации. Вопросы, вокруг которых наверняка возникнет напряжение: (а) кто ведет переговоры с клиентами? (б) как распределяются поступающие заказы? (в) кто несет ответственность за качество выполнения работ? (г) как распределяется доход от выполненных работ? Очевидно, что в более выгодном положении здесь окажутся лидеры ассоциации и члены руководящих органов (например, члены Правления). Внутренние конфликты чреваты тем, что из ассоциации люди попросту станут уходить. Имидж ассоциации пострадает. 
Каким же образом тогда ассоциациям получить средства на свою деятельность? Есть много вариантов, специфичных именно для ассоциаций: от проведения конференций и специальных фандрайзинговых мероприятий до получения грантов и сертификации специалистов. Важную роль могут сыграть институциональные спонсоры, например, те же консалтинговые компании, которые могут пожертвовать определенные суммы на деятельность ассоциации. И, конечно же, волонтеры! 

Возвращаясь к переписке, с которой я начал, хотел бы процитировать то, что ответил на вопрос о том, можно ли ассоциации действовать как консалтинговой компании, президент Международной организации сотрудничества в сфере оценки Зиад Муса: «Я искренне желаю Вашей (название я убрал - АК) ассоциации не идти по этому пути». 

Полностью присоединяюсь к пожеланию Зиада! 


3 комментария:

  1. Алексей, спасибо за вашу позицию и за вашу статью. НО есть и такое мнение -- ассоциация это юридическое лицо, а ее члены -- физические лица. Поэтому конкуренция на рынке невозможна, т.к. это разные субъекты. Что скажете по этому поводу?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Это Ольга Щетинина спрашивает )))

      Удалить
    2. Ольга, спасибо, что представились!
      Во-первых, даже если и так, то это не отменяет пунктов 1, 2 и 4. Можно было бы этим и ограничиться.
      Во-вторых, это не так. Давайте разберемся.
      В ассоциации могут быть три категории членов – физических лиц:
      1) Консультанты, работающие в консалтинговых фирмах.
      2) Независимые специалисты («фрилансеры»), не принадлежащие ни к каким организациям.
      3) Специалисты по оценке, работающие в организациях в качестве внутренних консультантов.
      С первой категорией, по-моему, все предельно ясно: ассоциация выходит на рынок и вступает в конкуренцию с компаниями, в которых работают ее члены. Прогнозируемый результат: сотрудники консалтинговых компаний в ассоциацию вступать не будут, а те, кто вступили, – уйдут.
      Со второй категорией тут похитрее получается. Были отдельные люди, они объединились, создали юридическое лицо и из отдельных людей превратились в организацию – участника рынка. Это называется созданием нового бизнеса. По этому поводу см. пункты 1 и 2 моей публикации. Зачем лукавить и представляться Ассоциацией? Регистрируйте новый бизнес и зарабатывайте деньги на здоровье! Этот новый бизнес вступает в конкурентные отношения с другими консалтинговыми компаниями, с этим все ясно – см. выше. Но тут есть и тема «фрилансеров». Фрилансеры могут объединяться и участвовать в больших тендерах командами. Здесь тоже прямая конкуренция. Теперь другой аспект. Вот вступили люди в ассоциацию. И их не 5 человек, а, скажем, 30 или 50. Ассоциация участвует в тендере. Выигрывает. Очевидно, что выполнять работы будут не все. Во-первых, столько народу не нужно. Во-вторых, нужны самые лучшие. Внутри ассоциации сложится такая ситуация, что небольшая группа наиболее опытных членов (например, члены Правления), будет получать заказы от имени ассоциации, заявляясь как национальное профессиональное объединение. При этом – особенно с ростом ассоциации - у большинства членов ассоциации шансов участвовать в выполнении заказов и получать деньги не будет никаких. Это очень нечестная конкуренция внутри ассоциации между небольшой группой тех, кто делает у «раздачи» свой небольшой гешефт, используя имидж национального объединения, и всеми остальными. Прогнозируемый результат: остальные будут напрягаться и либо станут бороться, либо уйдут, а другие – не станут вступать.
      Теперь обсудим третью категорию членов ассоциации – тех, кто работает внутренними консультантами или у кого оценка входит в функционал, но не занимает 100% времени. Им-то зачем становиться членами ассоциации, которая, в том числе, от их имени будет заявляться на тендеры? Они вообще попадают в очень странную ситуацию здесь. Прогнозируемый результат: когда разберутся, вступать не станут, наоборот, постараются дистанцироваться.
      Резюмирую:
      1) Занимаясь консалтинговым бизнесом, ассоциация вступает в конкуренцию с другими консалтинговыми компаниями, а, следовательно, с их сотрудниками – физическими лицами.
      2) Занимаясь консалтинговым бизнесом, ассоциация вступает в конкуренцию с группами фрилансеров, которые объединяются на временной основе для участия в тендерах.
      3) Занимаясь консалтинговым бизнесом, ассоциация создаст нечестную конкуренцию внутри между теми, кто получает заказы от имени ассоциации (члены Правления и близкие к ним люди), и теми, кто таких заказов не получает – рядовые члены.
      4) Занимаясь консалтинговым бизнесом, ассоциация не сможет объединить профессиональное сообщество в стране.
      Добавлю еще два момента:
      - Почему не зарегистрировать бизнес, если хочешь зарабатывать деньги? Зачем делать это под видом ассоциации? Не понимаю.
      - Этот вопрос настолько очевиден, что, полагаю, в уставах ведущих ассоциаций мира он в явном виде не прописан. Это для молодых ассоциаций он актуален.

      Удалить