понедельник, 27 июня 2022 г.

Экспертиза заявок и принятие решений о финансировании

Общепринятый подход к экспертизе заявок на получение гранта предполагает, что каждая заявка оценивается специально подобранными экспертами по ряду критериев, предложенных финансирующей организацией. Для оценки заявок эксперты пользуются шкалами, которые позволяют выразить их мнение о степени соответствия заявки тому или иному критерию: по каждому критерию эксперт выставляет определенный балл.  Зачастую по результатам оценки каждой заявки эксперту также предлагается сделать вывод о качестве замысла проекта в целом и целесообразности его финансирования, например, «проект хороший и рекомендуется к поддержке» или «проект неудачный и не рекомендуется к поддержке». Встречается также вариант, в котором эксперт может указать на то, что в замысле проекта есть недочеты, которые не позволяют однозначно рекомендовать поддержать либо отвергнуть его. Значение оценки эксперта по заявке, как правило, рассчитывается автоматически: общая сумма баллов, присвоенных заявке по каждому критерию, умножается на коэффициент значимости этого критерия. После этого вычисляется общая сумма баллов, которую получила заявка.

Предлагаю к обсуждению 2 вопроса: 

  • Чем должна заканчиваться работа эксперта: вынесением суждения или выставлением баллов? 
  • Что должен содержать вывод эксперта по заявке? 

Вероятно, ни у кого не вызовет возражений утверждение о том, что зона ответственности эксперта грантового конкурса заканчивается вынесением суждения о проекте. Это суждение основывается на знаниях и практическом опыте эксперта и выносится на основании внимательного изучения замысла проекта (заявки). Соответственно, главный вопрос к эксперту состоит не в том, сколько баллов он выставляет, скажем,  по критерию «Актуальность», а в том, насколько актуален проект с его точки зрения. Это означает, что эксперту должна быть предложена шкала, каждое деление которой имеет развернутое описание. Эксперт соотносит свое мнение о проекте с этими описаниями и выбирает то, которое точнее всего соответствует его позиции. Если таких описаний не будет, а эксперту будет просто предложено оценить заявку по 9-балльной шкале, каждый эксперт будет трактовать отличия, скажем, оценки 6 от оценки 7 по своему усмотрению, и результаты экспертизы, проведенной разными людьми, окажутся не вполне совместимыми. Более того, в этом случае мнение эксперта весьма сложно обсудить либо оспорить, т.к. оценка будет основана на его видении шкалы.

Если шкала содержит соответствующие описания, то возникает следующий вопрос: нужны ли эксперту числа? Ведь числа – это формальный шаг, который позволяет автоматически «оцифровать» содержательное суждение. Задача эксперта – вынести такое суждение. Задача финансирующей организации – оцифровать его. Нужно ли эксперту знать, по какой формуле происходит «оцифровка» и сколько баллов в итоге наберет проект, который он оценивает? 

Теперь об общем выводе, который делает эксперт. Он должен касаться качества замысла проекта и вероятности его успешной реализации. Рекомендация о том, следует ли финансирующей организации поддержать проект, лежит за пределами зоны ответственности эксперта. Другими словами, работа эксперта должна завершаться суждением о том, что «проект – хороший» или не вполне. Наделять же эксперта полномочиями, связанными с решением о финансировании, на мой взгляд, не вполне корректно. Представьте себе на секунду, что приглашенный в судебное заседание эксперт-психолог после представления психологического портрета подсудимого, даст рекомендацию присяжным относительно их вердикта.

Комментариев нет:

Отправить комментарий